С Андреем я познакомился летом 1995 года. Тогда еще майор, замкомбата СпН по боевой подготовке, меня и еще два десятка моих коллег он "приводил в форму", делясь с нами своими знаниями и опытом офицера спецназа. Сразу отметил его несуетливый профессионализм и, что особо бросилось в глаза, реальная, непоказная скромность, хотя уж ему-то было чему нас поучить - сам интересовался тонкостями наших навыков, переспрашивал, уточнял, лазил по стенке с альпинистами... Потом уже, на полигонах Подмосковья, на проводимых для нас Андреем и его офицерами занятиях, он перезнакомил нас со своими товарищами. Тогда они только вернулись из Чечни, не все…

Так уж сложилось, что больше мы не встречались, служба и ведомства развели нас, - слышал о нем, что побывал в Африке, что уволился из армии, работает в крупной службе безопасности. Потом, уже в США, я узнал, что он снова в спецназе, находился в Чечне, тяжело ранен. Никак не мог выяснить, что произошло - и вот первая весточка - жив, лечится, присвоено звание Героя России… Потом через какое-то время - эта статья в "Братишке".

Жизнь - штука круглая, никогда не знаешь, каким боком она к тебе повернется… Может, так случится, что еще свидимся… Может - нет. Но за знакомство с Андреем я ей благодарен.

Сергей С.

 
 

Сергей Прокопенко

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДУШИ

Журнал "Братишка"
Июнь 2000

Подполковник НЕПРЯХИН Андрей Анатольевич родился в 1964 году в городе Тарту. В 1985 году окончил Рязанское высшее военное десантное училище. Проходил службу в должностях командира парашютно-десантного взвода, роты и батальона. Четыре года был заместителем командира отдельного батальона специального назначения. Принимал участие в боевых действиях на территории Чечни. Награжден орденом Мужества и медалью "За отвагу". 29.04.1998 г. уволен из Вооруженных Сил РФ в связи с организационно-штатными мероприятиями. 15.11.1999 г. приказом командующего ВДВ назначен на должность заместителя командира отдельного батальона специального назначения.

 

В ВДВ - ИЗ "ПАРТИЗАН"

В реанимации Центрального военного клинического госпиталя имени Бурденко эту новогоднюю ночь на стыке веков и тысячелетий запомнят надолго. Отходивший от наркоза после семичасовой операции подполковник никак не мог понять, где находится. Срывал капельницы. У зазевавшейся медсестры стянул из кармана ножницы и перерезал трубку, по которой поступал кислород. Требовал, чтобы его поскорее выписали. Кричал, что е него ТАМ люди остались и ему срочно нужно ТУДА, к ним. Попытался было подняться, но тело пронзила невыносимая боль. Она-то и вернула его к реальности, стала спутницей на долгие дни. Но он научился преодолевать ее, как преодолевал многие препятствия, возникавшие на его жизненном пути.

…На письменном экзамене в рязанское десантное училище Непряхин получил тривиальную "пару". В справедливости этой оценки он, выпускник математической спецшколы, сильно сомневался. И хотя остальные экзамены Андрей сдал хорошо, в училище его все же не зачислили. Пришлось уйти в "партизаны". Некоторые из наиболее упрямых абитуриаентов-неудачников не спешили уезжать домой, а строили шалаши в лесочке, неподалеку от училища, и жили там в надежде на удачу. Некоторым фортуна улыбалась. Уже после нескольких недель жизни в жестких условиях, когда приходило осознание, что десантник лишь две минуты орел, а все остальное время - лошадь, некоторые новоиспеченные курсанты попросту бежали из училища. Места этих слабаков и занимали "партизаны". Непряхину тоже помог случай. Однажды в спортзале на него обратил внимание преподователь физподготовки, набиравший курсантов в спортроту. Уж очень технично Андрей проводил броски. А когда узнал, что парень еще и кандидат в мастера спорта по дзюдо, участь бывшего "партизана" была решена. Но и на этом испытания не закончились. Пока курсанты осваивали азы парашютно-десантной подготовки, Непряхин, имевший к тому времени более шестидесяти прыжков, занимался делом, на первый взгляд, почти безнадежным. За Андреем закрепили новичка, который весил килограммов сто двадцать. И условие поставили: хочешь учиться, сделай так, чтобы твой подопечный к концу курса молодого бойца смог сдать норматив по бегу на три километра. Подполковник Непряхин до сих пор держит в секрете свою уникальную методику, но то, что его "крестник" к назначенному сроку весил 87 килограммов и в нормативы укладывался, - факт…

Первый гарнизон, как первая женщина, - запоминается на всю жизнь. Парашютно-десантный полк в Фергане, куда попал лейтенант Непряхин, готовил специалистов для Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Чтобы учить других, пришлось учиться самому. Молодого лейтенанта перебрасывали с места на место: вначале служил в роте, готовившей снайперов, потом в подразделении, где обучали экипажи БТР и БМП. Поэтому через несколько лет он в этих специальностях изрядно поднаторел, уяснив раз и навсегда, что основной командирский принцип: делай, как я, а не как я говорю.

СПЕЦНАЗ - ОН И В АФРИКЕ СПЕЦНАЗ

В спецназ ВДВ Андрей Непряхин попал, когда за плечами были ошские и ферганские события, когда начался массовый исход "непобедимой и легендарной" из некогда братских союзных республик. Помогли бывшие сослуживцы, которые знали Андрея по Фергане. Они-то и порекомендовали Непряхина командиру отдельного батальона специального назначения. Комбату не пришлось жалеть о своем решении. Новый зам оказался, как говорят, с пулей в голове. Мог на месяц уйти с группой в леса, где учил солдат нелегкому ремеслу разведчика, умению выживать в экстремальных условиях. После таких выходов они уже не брезговали, к примеру, омлетом из личинок майских жуков или морсом из муравьев… Но больше всего радовался Непряхин, когда видел, как из "тела" рождался разведчик, способный выполнить любую задачу.

Профессионал - он и в Африке профессионал. К Непряхину это утверждение имеет самое непосредственное отношение. В 1997 году в Тунисе собрались представители специальных подразделений нескольких стран, в том числе России, Италии, Польши. По легенде учения террористы захватили самолет с заложниками, который потерпел аварию в пустыне. Спецназовцам предстояло отследить пути каравана с заложниками и освободить их. Возглавил "интернационал" антитеррористов Андрей Непряхин. Он же выполнял в группе роль фельдшера и навигатора.

Вот где пригодились Андрею его среднеазиатский опыт да природная российская смекалка. Дело в том, что в Тунисе нет в продаже топографических карт. Тогда Непряхин изготовил карту из мелкомасштабной туристической схемы. А когда с помощью системы спутниковой навигации вычислил координаты, то погрешность составила всего несколько километров. Коллеги-рейнджеры только руками разводили. Почти полтысячи километров отмахали они тогда по пустыне, из них около трехсот пешком. Под палящим солнцем, когда столбик термометра зашкаливал за 60 градусов. Хваленые западные рэмбо пачками валились в обморок, хотя ребята были совсем не слабые. А русскому, как тому верблюду, хоть бы хны. В один из вечеров, вконец измученные переходами, к Андрею подощли коллеги и попросили сбавить темп. Мол, замотал вконец. Когда подводили итоги этих необычных состязаний, россиянину единодушно присвоили звание "мистер Скорпион".

- Мне было интересно проверить себя в этих необычных условиях, - вспоминает Андрей. - Зря, что ли, в такую даль прилетел? Ведь если выдержу я, значит, смогут это сделать и мои солдаты. А еще я понял, что наш боец, будь то в пустыне, в горах ли, "сделает" всех этих хваленных рейнджеров.

Правда "делать" пришлось не условного противника, а реальных бандитов в Грозном, под Аргуном и Гудермесом. Непряхин, возглавлявший группу, был уверен в каждом из своих разведчиков. И когда штурмовали Грозный, и когда совершали дерзкие рейды по тылам боевиков, и когда охотились за Дудаевым. Кстати, с чеченским президентом Непряхин познакомился еще в детстве. Чудные штуки порой выкидывает судьба. Дудаев, тогда еще начальник гарнизона в Тарту, принимал Андрея в пионеры. Знай Дудаев тогда, что мальчишка, которому он завязывает галстук, через десяток лет будет со своей разведгруппой гонять его по всей Чечне, наверняка бы затянул узелок потуже…

УЙТИ, ЧТОБЫ ВЕРНУТЬСЯ

"Прошу уволить из рядов… в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями…" Ручка в руке предательски дрогнула и замерла. Не так просто в одночасье подвести черту под восемнадцатью годами жизни. Андрею Непряхину казалось, что это происходит не с ним. Ведь сам же еще недавно осуждал тех, кто спешил расстаться с погонами. Считал их чуть ли не предателями, которые бегут от трудностей. А сам?

Псоле той, первой войны, казалось, никто не сомневался в том, что ВДВ - самые боеспособные войска. О роли разведподразделений и говорить нечего.

Им по логике и приоритет в развитии. Но вышло все наоборот.

- Суть многих реформаций была совершенно непонятна, - рассказывал мне Андрей Непряхин. - Из семи дивизий воздушно-десантных войск остались только две. Да и те "укороченного" состава. Понятно, что реформировать армию надо, но зачем же резать курицу, несущую золотые яйца? Ведь ракеты "Тополь-М" в Абхазию, Косово или Дагестан с Чечней не пошлешь…

В общем, в апреле 1998 года подполковник Непряхин сменил армейский мундир на партикулярное платье. Специалисты такого класса наперечет. Поэтому проблем с трудоустройством у подполковника-спецназовца не было. В агенстве безопасности, куда Андрея взяли заместителем начальника управления, месячный оклад превышал годовой армейский. Работа динамичная, интересная, рисковая. Казалось, живи и радуйся. И всеже чего-то не хватало.

- Когда уволился, - рассказывал Непряхин, - понял, что на гражданке можно неплохо устроиться и жить значительно лучше, чем живут офицеры. Но, несмотря на материальное благополучие, меня не оставляло ощущение, что по-настоящему я жил только в армии, а сейчас существую. Моя душа осталась в армии, а на гражданке она пуста. Бывший замкомбата в батальоне бывал часто. И не без пользы. Фирма, в которой он работал, арендовала в части спортзал для занятий своих сотрудников. А в счет оплаты сделала там капитальный ремонт, закупила спортивный инвентарь. Комбат нет-нет да и спрашивал у своего бывшего боевого зама совета по организации боевой подготовки. Правда, с началом второй чеченской войны для таких встреч появилось больше печальных поводов. Погибли близкий друг Андрея Непряхина Павел Клюев и сменивший Андрея на должности подполковник Петр Яценко. Помянуть их собрались и бывшие спецназовцы, и те, кто служил поныне. Тогда-то Андрей, поговорив с ребятами, с которыми воевал в первую кампанию, и принял решение вернуться в строй. Уже на следующий день на стол комбата лег его рапорт. Вместе с ним решили вернуться еще несколько человек. Причем в большинстве своем мужики состоявшиеся: у многих успешно шел бизнес. Их рапортам ход был дан быстро, и уже через несколько недель группа, стостоящая в основном из бывших офицеров и сержантов спецназа, приступила к боевому слаживанию.

8 декабря подчиненные подполковника Непряхина вылетели в Махачкалу. Времени на раскачку не дали.

Из наградного листа подполковника Непряхина:

"За короткий срок подполковник Непряхин А.А. со своей группой совершил три выхода в тыл противника. По разведывательным данным группы огнем артиллерии группировки было уничтожено семь заблаговременно подготовленных укрепленных пунктов бандформирований. На счету разведчиков - четыре автомашины с нефтепродуктами, более тридцати уничтоженных боевиков. При этом группа не потеряла ни одного человека…"

В ночь с 24 на 25 декабря подполковнику Непряхину была поставлена задача разведать силы противника в районе высоты с отметкой 1037,0 севернее населенного пункта Зандак. Горушка эта имела очень важное значение, так как с нее запросто простреливались подходы к Зандаку и ближайшим селам. Поэтому бандиты ее укрепили основательно. По имевшимся данным, там их обосновалось до 200 человек.

Вышли в ночь. Маршрут был тяжелым, в основном по горам. Шли осторожно, обходя жилье. На руку разведчикам был и спустившийся на округу густой туман. Когда Зандак остался позади, Непряхин вышел на связь с базой, и по его команде артиллеристы обработали высоту снарядами. В этом был свой резон: при обстреле боевики покидали позиции и возвращались на них только часа через два. Что и требовалось разведчикам. А чтобы не нарваться на бандитов, группа начала восхождение на гору почти по отвесному склону - откуда их появления не ждали.

На вершину горы вышли бесшумно. Здесь обнаружили гаубицу Д-30, подготовленную для стрельбы прямой наводкой по участку дороги Мехкешты-Зандак, СПГ-9 и более пятидесяти выстрелов к нему, два мешка гранат к РПГ-7. Разведчики разбившись по трое, начали зачистку высоты. Обнаружили с десяток фугасов, соединенных между собой электропроводами. Пока обезвреживали их и готовили к подрыву, уже совсем рассвело. Было слышно, как в Зандаке заработали двигатели тракторов. Вот тут-то и прогремели первые выстрелы. Одна из троек наткнулась на боевиков, возвращающихся на позиции. Разведчики бросились к вершине, где они основали базу. До вершины оставалось с десяток метров, когда Непряхин заметил фигуру в камуфляже, мелькнувшую у плетня. Успел подумать еще о подчиненных, мол, молодцы, дозор выставили. Но из-за злополучного плетня прогремела очередь. Удар свинца отбросил Андрея на землю, низ живота обожгло болью. Уже в падении он успел выстрелить из ТТ по боевику. С вершины заговорили автоматы разведчиков. "Маэстро", "Вирус", я - "Блоха", - передал он по радио. Разведчики уже спешили на помощь. Подхватили, донесли на вершину, перевязали, вкололи промедол.

На большее времени не было: опомнившиеся бандиты любой ценой решили отбить высоту. Причем, как потом выяснилось, штурмовали не простые чабаны, а наемники. Обкуренные, озверевшие, они перли по трупам, не считаясь с потерями. Когда им удалось подобраться к позиции разведчиков, подполковник Непряхин вызвал огонь артиллерии на себя. Выручил артнаводчик, входивший в состав группы. Он так корректировал огонь, что снаряды рвались в какой-то сотне метров от разведчиков, но никто из группы не пострадал. Зато боевики оставили на склонах высоты более тридцати труппов…

Четыре часа длился бой, но высоту разведчики отстояли. Очнулся Непряхин в буйнакском госпитале, где над ним шесть часов колдовали хирурги. Потом была еще одна одна семичасовая операция в Москве, потом еще одна…

Уже прощаясь с Андреем, я спросил, что он собирается делать после выздоровления. "Если понадобится, если буду востребован, то готов продолжать службу", - ответил он. Поначалу мне показалось, что собеседник не совсем искреннен. Как же так: из относительного благополучия - снова в армейское безденежье. Но потом понял, что для подполковника Непряхина это будет не просто возвращение в строй, это будет возвращение души.

ОТ РЕДАКЦИИ

Указом Президента Российской Федерации от 12 апреля 2000 года за мужество и героизм, проявленные при ликвидации незаконных вооруженных формирований в Северо-Кавказском регионе, подполковнику Непряхину Андрею Анатольевичу присвоено звание Героя Российской Федерации.

 

 


 

Блокнот Снайпера” ©2000,2001 HPBT Inc.

Редакция 30 сентября 2000г.

This site is non-commercial.
All information published on this site is for educational purposes only.
При перепечатке ссылка на “Блокнот снайпера“ обязательна